22.11.2014

Налоговые преступления: мы вас посадим!

2015 год обещает стать для налогоплательщиков по-настоящему весёлым. Весёлым в том смысле, когда товарищ Сталин говорил советскому народу о том, что жить стало лучше, потому что – веселей. Тут главное не что говорят, а кто говорит. Времена сегодня вроде бы вегетарианские, за политику почти не садят. Но за налоговые преступления собираются карать так, что вспоминается «веселье» сталинских времён.

Депутаты Госдумы РФ 10 октября 2014 года приняли закон, в соответствии с которым восстановлен отменённый не так давно порядок возбуждения дел по налоговым преступлениям.

История болезни

Сегодня уголовно-процессуальный порядок возбуждения дел по составам, предусмотренным ст.ст. 198 и 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов физическими и юридическими лицами соответственно) предусматривает обязательное участие налоговых органов. Только после передачи в Следственный комитет РФ материалов налоговых проверок (выездных или камеральных) может быть возбуждено дело. Такой порядок продержался в России около 3-х лет (был введён во времена президентства Дмитрия Медведева), но сегодня чьё-то терпение лопнуло, и Госдума вернула старый порядок. Напомним, в чём этот порядок состоял. Тогда оперативные сотрудники МВД, работающие с налоговыми преступлениями, самостоятельно выявляли случаи уклонения, а затем передавали соответствующие материалы в СК РФ, который и возбуждал уголовное дело.

Чем не устраивал общественность старый порядок? Основанием для недовольства предпринимателей были два обстоятельства: низкая компетентность оперативников и высокие коррупционные риски. Ни для кого не секрет, что для работы с экономическими преступлениями квалификации, полученной в рядовом российском юридическом вузе недостаточно, нужна специальная подготовка, желательно – наличие второго (экономического) образования. На практике недостаточная квалификация сотрудников МВД приводила к дефектам квалификации преступлений (простите мне невольный каламбур).

Как работали полицейские по старым правилам? Для этого использовали два инструмента: так называемую экономическую экспертизу и признательные показания главного бухгалтера. Инструменты эти сбоев практически не давали, поскольку экспертиза была ведомственная, а потому результат подгоняли под приговор. Никого тогда не удивляло, что в своих заключениях «эксперты» спокойно ссылались на отменённые к моменту следствия нормы закона. То, что это грубо нарушало положения ст. 57 Конституции РФ («…Законы, устанавливающие новые налоги или ухудшающие положение налогоплательщика, обратной силы не имеют»), никого тоже не волновало.

А типичный главный бухгалтер в России – женщина, нервная система которой находится в постоянном напряжении. Запугать и запутать такого фигуранта матёрому следователю труда не составляет. Мы вам – условный срок, вы нам – своего директора для срока реального. Тоже срабатывало безотказно.

Снова за старое

Следственный комитет России вышел в конце прошлого года с инициативой о возврате старого порядка возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям. Президент силовиков услышал, депутаты Госдумы взяли под козырёк, закон с февраля вылёживался в российском парламенте, пока его инициаторы отражали атаки лоббистов от бизнеса. Но теперь итоги этой борьбы очевидны. С нового года старый порядок возвращается. Вы думаете, что всё станет, как было до 2011 года? Ошибаетесь. Будет ещё «веселее».

Но вначале давайте разберёмся, чем не угодил силовикам существующий до сих пор порядок? По их мнению, система, предусматривающая обязательное участие в процедуре возбуждения уголовных дел профессиональных налоговых инспекторов, снижает количество возбуждаемых дел. Портит статистику, одним словом. Но ведь статистика сама по себе ещё ничего не значит. Для объективных выводов необходим тщательный анализ статистических данных. Да, количество возбуждённых по налоговым составам дел уменьшилось. Но, может быть, это связано с тем, что «дутые» дела теперь возбуждать труднее, возможно, повысилось качество работы правоохранительных органов, что привело к объективному снижению числа преступлений? Мы пока не имеем официальных ответов на подобные вопросы.

Атака Следственного комитета России на существующий порядок возбуждения дел по налоговым преступлениям связана в первую очередь с активизацией работы на антикоррупционном направлении. Перед силовиками была поставлена задача: увеличить количество возбуждённых дел по налоговым преступлениям почти на треть! Но сколько можно говорить: количество преступлений вовсе не обязательно соответствует количеству возбуждённых уголовных дел. Кто-то постоянно норовит ставить телегу впереди лошади.

Третий вариант

Бизнес-лобби в Госдуме попыталось торпедировать предложенный силовиками законопроект. Не получилось. Депутаты в результате приняли некий гибридный вариант. Что интересно: этот законодательный мутант в конечном итоге стал ещё более жёстким, чем даже старый способ.

Дело в том, что по старому варианту дело всё же не обходилось без участия налоговиков. Да, следователь мог направить дело в суд, минуя фискальную систему. Но итоговая квалификация, в конечном счёте, всё равно требовала заключения налоговых органов. Закон тогда устанавливал такое основание освобождения от уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений, как возмещение обвиняемым государству причинённого ему вреда. Если налогоплательщик выплачивал казне все полагающиеся налоги, пени и штрафы – суд обязан был освободить его от ответственности. Факт причинения вреда мог установить следователь, а вот его точный размер (сумму неуплаченного налога, размер пеней и штрафов) определяла исключительно налоговая инспекция. Итак: дело передаётся в суд; обвиняемый заявляет о своём праве (и желании) возместить вред государству; суд передаёт дело на доследование, которое может быть продолжено только после завершения соответствующих налоговых мероприятий. А тут как раз и срок давности истекает (два года). Всё, налогоплательщик с чистой совестью и на свободе.

А теперь будет чуть-чуть иначе. Но это «чуть-чуть» сделает положение налогоплательщика гораздо серьёзней. Налоговые органы для установления размера вреда, причинённого государству уклонением от уплаты налогов, обязаны выдавать следственным органам справочную информацию без проведения налоговых мероприятий! Как они это будут делать? Правильно: у ФНС имеются внутриведомственные инструкции буквально на все случаи жизни. Найдутся они и по этому поводу. Более того: закон ставит 30-дневный срок, в течение которого налоговый орган обязан предоставить следствию справочную информацию. После чего тот имеет право самостоятельно возбуждать дело, если у него имеются основания, которые указывают на присутствие признаков состава налогового преступления.

Таким образом, государственный заказ на увеличение налоговых дел, связанный с новым порядком подачи уточнённых деклараций по уплате НДС, с желанием государства ликвидировать банки, завязанные на работу с однодневками, сопровождается ужесточением порядка возбуждения уголовных дел. Следственные органы получают возможность серьёзно облегчить себе работу.

Те же и коррупция

Благими намерениями, как все знают, дорога в ад вымощена. Государство в очередной раз демонстрирует намерение бороться с коррупцией, хотя на самом деле принимаемые для этого меры направлены не на саму коррупцию, а на её симптомы.

Большая часть налоговых преступлений направлена на обналичивание средств, которая вызвана необходимостью работать в системе откатов. Ликвидируйте систему откатов – отпадёт необходимость получения налички в существующих размерах, сократится число налоговых преступлений. Какая, однако, смелая идея! Настолько смелая, что нашим властям она просто в голову не приходит. Тем более что голова эта занята совсем другими проблемами.

Например, в недрах Следственного комитета России вызревает мысль: ввести в уголовный кодекс такое понятие, как злоупотребление правом в налоговой сфере. Дело в том, что понятие «злоупотребление правом» принципиально отличается от понятия «состав преступления». Состав – категория полностью формализованная: объект, субъект, объективная и субъективная сторона состава преступления чётко зафиксированы в соответствующих статьях УК РФ. А вот злоупотребление правом – категория исключительно оценочная. Преступления ещё нет, а есть только злоупотребление. Что это такое? Вам об это расскажут в Следственном комитете. Или в суде. Вы скажете: такое понятие используется и сегодня. Соглашусь. Но только в арбитражной практике. А сейчас речь идёт о практике уголовно-правовой. А такие дела иногда завершаются реальными сроками лишения свободы, а не штрафами и пенями, как в арбитражном судопроизводстве.

Для справки: сейчас количество оправдательных приговоров по делам о налоговых преступления составляет порядка 0,7 %. Наш прогноз: скоро это число сократится до 0,1 %.

Что будем делать?

Государство продолжает атаку на налогоплательщиков. Речь идёт не только о содержимом наших карманов. Под угрозой может оказаться даже личная свобода многих честных предпринимателей, поставленных в невыносимые условия безумно жестоким законодательством.

Решение остается только одно. Именно сейчас, пока ещё не поздно, есть возможность подготовиться к грядущим изменениям, и мы эту возможность предлагаем вам использовать. Пришло время реструктурировать бизнес, оптимизировать налоги, и т.д.

Евгений Сивков
кандидат экономических наук, аттестованный аудитор

Архив новостей